Сэндвич-панели от производителя!

На Урале экскурсантам хотят позволить добывать золото и самоцветы

Не в музей, а в забой

Вообще-то о развитии геотуризма в столь богатом всевозможными минералами регионе заговорили еще несколько лет назад («Экономика УрФО» от 02.08.2012). Самыми перспективными для развития нового направления считались Березовское золоторудное месторождение, Мурзинское месторождение топазов, бериллов и турмалинов, а также изумрудная полоса близ поселка Малышева. Предполагалось, что основными клиентами станут ВИП-гости, иностранцы, корпоративные заказчики и коллекционеры. Однако до последнего момента геотуризм был мало востребован в силу неразвитости инфраструктуры и законодательных ограничений.

Как говорится, не было бы счастья, да кризис помог. В 2014 году количество иностранных гостей на Урале резко уменьшилось. А те, что приезжают, все чаще интересуются необычными программами.

— Предыдущие 15 лет наша компания занималась деловым туризмом, а теперь решили расширить сферу деятельности, — говорит директор турфирмы Оксана Трофимова-Ниденталь.

По ее словам, даже коренные уральцы зачастую не знают, как растут камни, как их находят, как обрабатывали в старину. А это очень интересно. Чтобы понять, что стоит предложить туристам, менеджеры отправились в экспедицию вместе с краеведами и экскурсоводами, нашли партнеров, у которых в собственности гостевой дом. Сообща разработали несколько маршрутов длительностью от одного до четырех дней.

— Для нас это был чистой воды эксперимент, но за три месяца количество обращений на сайт выросло на 50 процентов, число запросов на экскурсии — на треть. Думаю, в ближайшие три года геотуризм станет точкой роста для региона, — уверена предпринимательница.

Чтобы убедиться, что туристический вектор действительно смещается, журналисты «РГ» отправились в тур в город Березовский, расположенный в 13 километрах от Екатеринбурга. Дорога занимает 15 минут, и за это время экскурсовод успевает рассказать, что золотая жила здесь была обнаружена на 150 лет раньше, чем на Клондайке, и выдать еще массу любопытной информации.

Благодаря усилиям местных краеведов Лобановых в городе появился не только обычный музей золота, но и подземный — в него превращена бывшая учебная шахта горноспасателей. Облачившись в специальную экипировку, мы отправляемся в забой. Шахта, как настоящая, только неглубокая: узкие проходы, тусклый свет, клеть, лестница в полтысячи ступеней, вертикально уходящая в ствол… Температура воздуха всегда не выше плюс пяти. Под занавес необычной экскурсии — «уральские горки» (катание на вагонетке).

— В регионе всего два частных музея геологии. Проблемы у них схожие, ведь музейная деятельность прибыли не приносит, это не бизнес, а скорее хобби, которым предприниматель занимается за счет средств, заработанных в другом месте, — говорит директор турагентства Евгений Лобанов. — Чтобы привлечь дополнительное финансирование, нужно выиграть грант, но это случается редко, так как много желающих среди госучреждений. Для развития частных музеев должны быть созданы особые условия, чтобы они оказались в одной весовой категории с государственными.

Замкнуть кольцо

Испокон веков судьба рудознатцев на Урале складывалась нелегко. Может, и то, что геотуризм в регионе долго существовал «вопреки обстоятельствам», тоже символично. Сегодня представители этого сегмента строят оптимистичные прогнозы. Надежду в них вселил проект, получивший федеральную поддержку, — туристический автокластер «Самоцветное кольцо Урала», включающий 13 муниципалитетов. Так, основатель березовского музея Валерий Лобанов давно предлагал создать парк истории золотодобычи от XVIII века до наших дней.

— Статус федеральной площадки позволил бы использовать парк не только для туризма, но и для подготовки специалистов горных профессий по областной целевой программе «Уральская инженерная школа», — рассуждает его сын Евгений Лобанов.

Он также предлагает наладить обмен экспонатами внутри кластера, унифицировать правила организации выставок, а главное — создать единое информационное пространство, которое поможет облегчить поиск партнеров и исключит появление на маршруте однотипных музеев и других подобных объектов. Такое объединение в результате позволит Свердловской области выйти на лидирующие позиции в геотуризме, уверен эксперт.

— Нужно также расшевелить предпринимателей на местах, чтобы они поняли, что тоже могут зарабатывать на этом проекте: проводить экскурсии, предоставлять места для ночлега, питания и т.п., — добавляет Оксана Трофимова-Ниденталь. — Кроме того, необходимо организовать системную туристическую деятельность на форумах и конгрессах, проходящих в Екатеринбурге. Так мы обеспечим, с одной стороны, интересную развлекательную программу участникам деловых мероприятий, с другой — стабильный турпоток.

К слову, по опыту зарубежных стран, каждый турист, увозящий с копей грамм золота, оставляет в регионе несколько тысяч долларов, потраченных на услуги. К примеру, прииск Соверен Хилл в Австралии принимает в год 700 тысяч человек, его ежегодный вклад в бюджет — 228 миллионов долларов. Помимо стабильных поступлений в казну проект обеспечивает дополнительные рабочие места, стимулирует создание малых предприятий сервиса и событийного туризма.

Добыча понарошку

— Прежде чем зазывать людей в туры, надо оборудовать объекты для посещения, — считает коллекционер Владимир Пелепенко. — Сегодня сделать это очень сложно, в шахты никого не пускают.

Действительно, добыча ценного сырья в нашей стране регулируется рядом законов и подзаконных актов, большинство которых датируется прошлым веком. Согласно этим документам, нелицензированным артелям запрещено добывать драгметаллы и минералы первой категории. Найденные же ценные полезные ископаемые подлежат сдаче в Гохран. В противном случае грозит уголовный срок со штрафом до 500 тысяч рублей. Самостоятельно искать можно лишь берилл, флюорит, кварц, актинолит, турмалин, полевой шпат, биотит, мусковит. Да и то иностранцам для вывоза камней потребуется заключение Росохранкультуры.

В прошлом году Свердловская область предложила правительству РФ пакет законодательных поправок, легализующих частную инициативу в старательстве. Работа над совершенствованием нормативной базы в этой сфере идет, но небыстро. И пока нет предпосылок для возрождения отрасли. Хотя о добыче драгоценных камней экскурсантами речи и не идет.

— Да ведь мы не про Уголовный кодекс, а про туризм, — уверяет проводник по копям Игорь Мареев. — Поверхностный сбор в России разрешен, а там дорогих камней не бывает, в основном поделочные. Из них можно заказать сувениры и спокойно вывезти. Самоцветы — это не цель путешествия, а просто элемент привлекательности.

Источник: www.rg.ru

Фото: depositphotos.com

26.06.2015
177

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!